Просветова Женя Александровна (prosvetj) wrote,
Просветова Женя Александровна
prosvetj

Пунктир

Весна качает качели погоды, то лупит солнцем в картофельные после зимы лица сограждан, то хмурится облаками, грозя вырастить их до грозовых туч, то смеется птичьими перекличками, оттаптывает, в общем, под себя территорию, умница. Вот истинные завоеватели, каждый год - война, битва, сначала победа, потом неизбежное поражение, однако весна - самый сильный боец, ей приходится бороться с зимой, которая сроду без боя не сдавалась и не сдастся.

- Сударыня, - обращается ко мне продавец цветов возле метро, гордо держа по ветру свой внушительный кавказский рубильник, - сударыня, купите себе букет, поставите дома, он вас будет радовать.
- Сударь, - отвечаю, - спасибо, но сама себе цветов не покупаю.
- Принципы, - понимающе качает головой продавец. - Ну хоть так возьмите тюльпан, а? Дарю!
Благодарю, не соглашаюсь, иду дальше. Мне в спину, сокрушенно "А был бы моложе - взяла бы, взяла бы?!". И столько тоски в голосе, что, кабы было время, чтобы попусту его тратить, ответила бы, вернувшись, только вряд ли бы мой ответ ему понравился. Я цветов не люблю. Совсем. Но признаю - они милые. Не стала разочаровывать, ушла.

- А он, понимаешь, совсем меня за дуру держит, то ли я не знаю, что у него аккаунты на сайтах знакомств есть, - девушка в кафе своей подружке.
- А как ты ему запретишь, он же тоже только выбирает, - рассудительно отвечает подружка. - В восемнадцать лет непонятно - любовь это или увлечение.
- Ему двадцать! - возмущенно говорит подружка.
Так хочется подойти, погладить обеих по головам. Вы ж мои фазанятки, вам кажется, что выбор - это нечто конечное, его, по вашему пока еще смешному восприятию мира, приходится делать только до глубокой старости, лет до тридцати, а дальше, понятно, всё, амба выбору: чемодан - вокзал - погост. Тут вот в дряхлости сорока лет сидишь и столько всего выбираешь, уй. И выбор настолько серьезен, что, дети вы дети, вам и не объяснишь, дорожка у каждого своя, пройти придется, никуда не деться. И всё же - как хорошо, что есть в жизненном цикле место таким вот простым восемнадцатилетним выборам. Выборам себя, фазанятки, а вовсе не мальчиков. Но это, конечно, понимаешь только через годы.

- Я, мама, больше не сделаю ни шагу! - гордый карапуз, упираясь, не желает быть выведенным из ворот садика.
- Миша, надо идти, - говорит мама убедительным взрослым голосом.
- Нет! Без лопатки не пойду! - Миша упирается пухлыми ногами в дорожку и встает в позу руки в боки.
- Мишка-а-а! - кричит из припаркованной возле садика машины молодой парень, видимо, отец. - Беги сюда срочняк, на заправку поедем, бензина мало!
И Миша, мгновенно забыв про важнейшую в мире лопатку, без которой он никуда не пойдет ни за какие коврижки, бежит к машине, будто и не упирался. Бежит и кричит - "Мама! Быстрей! Чего ты как копуша!".

И такая весна кругом, дорогие все, что хочется раскинуть руки и закричать в это новое, свежее, только что вылупившееся весеннее небо - "Жи-и-и-изнь!". Прав был Ходжа Насреддин, больше-то и не надо ничего. Кроме неё.

С пятницей!
Tags: жизнь
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments